О правах маленьких пациентов и обязанностях их родителей и врачей

Душераздирающий детский крик разносится по длинному коридору больничного здания, достигая самых отдалённых его уголков, и не прекращается ни на секунду вот уже сорок минут. Время тянется неестественно долго для обезумевшей от страха матери. Скомкав в руках шапочку своего полуторагодовалого сынишки и прижав её к груди так, как будто это он и есть, она пошатывающимися шагами доходит до палаты, в которую её с ребёнком определили несколькими часами раньше, и возвращается обратно, к кабинету, куда малыша унесли, чтобы поставить капельницу. Сквозь застилающие глаза слёзы она смотрит на настенные часы, но стрелки, как нарочно, не хотят спешить, а, напротив, словно замедлили свой ход. «Потерпи, потерпи», – повторяет девушка про себя, мысленно обращаясь к своей маленькой, беззащитной кровиночке. По крику мальчика понятно, что он до смерти перепуган. Судорожно всхлипывая, на своём детском языке несчастная кроха призывает на помощь маму: «Мама, возьми меня на ручки». От этого сердце молодой женщины рвётся на части, но она не может себе позволить открыть дверь и подойти к столу, на котором лежит сынок. Ей мешает страх – как бы её любимая роднулька не ринулась к ней с новыми силами и не повредила себе ручку иглой. Но и неизвестность пугает – а вдруг он уже это сделал? Материнский инстинкт заглушить трудно. Да и надо ли?

Об этом случае Галина, так зовут молодую мать, рассказала своей закадычной подруге Наталье. Наталья, будучи многодетной родительницей, привыкла давать советы своей менее опытной в вопросах материнства приятельнице. На описанный ей во всех красках эпизод она отреагировала резко: «Надо было настаивать сразу, что никуда не выйдешь. Конечно, им так проще – мать не видит, и крутят ребёнка, как хотят. Представь, для него это какой стресс – принесли, силой уложили, а ты пропала из поля зрения. А мало ли что случится, а ты не увидишь вовремя? Люди разные бывают. Мы с младшим когда лежали, меня тоже просили выйти, да что там просили – требовали. Но я упёрлась, что никуда не пойду, что они не имеют права мать выгонять, так они сразу же отстали. И ничего, нормально всё прошло. Плакал, конечно, но не так, как твой – на всю больницу».

Галина – далеко не единственная, кого работники здравоохранения пытались убедить покинуть на время своё чадо, когда последнему требовалось какого-либо рода медицинское вмешательство. Кстати, под страшным словосочетанием «медицинское вмешательство» подразумеваются не только операции и манипуляции с иглами, инструментами и медикаментами, но и элементарный осмотр и опрос для постановки диагноза. Моя знакомая Анна, к примеру, с ужасом вспоминает, как у неё из рук на осмотр забрали двухмесячную дочку, которую она привезла в одно из стационарных учреждений города по направлению от педиатра. Девочке был поставлен предварительный диагноз – синдром гипервозбудимости, потому что она часто плакала. Того, что малютку из приёмного покоя унесут куда-то в неизвестном направлении, чтобы продиагностировать в её отсутствие, девушка никак не ожидала и от растерянности даже не успела возразить. Те минут 20, что ребёнка не было рядом, она провела в тревоге и слезах. Другая моя приятельница, Ольга, привела семилетнюю дочь на повторный приём к ортодонту. Для девочки уже была изготовлена специальная пластинка для выпрямления зубов, требовалось её примерить, подточить и подкрутить. Оля – девушка далеко не робкая, и когда ей сказали: «Подождите в коридоре», – она вступила в небольшую перепалку с медсестрой. И в самом деле, чем она могла помешать, просто стоя в сторонке от стоматологического кресла? Но, видимо, у некоторых медработников своя точка зрения на этот счёт. А что говорит закон?

За помощью мы обратились к главному врачу Усть-Илимской городской детской поликлиники Людмиле Прохоренко:

– Людмила Владимировна, имеет ли право детский врач настоять на том, чтобы родитель покинул кабинет во время приёма ребёнка?

– Нет, не имеет. Есть закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21 ноября 2011 года №323-ФЗ. Статья 20 данного нормативно-правового акта гласит, что медицинское вмешательство должно производиться после того, как гражданин дал на него письменное информированное добровольное согласие. Тут же указано, кто защищает интересы ребёнка, не достигшего возраста 15 лет. Это либо мать, либо отец, либо законный представитель (опекун, усыновитель, попечитель). Именно они подписывают упомянутый выше документ. И пока человеку не исполнится 15 лет, родитель(представитель) имеет полное право сопровождать его на приёме в поликлинике, а врач не должен указывать сопровождающему на дверь. К тому же, согласно семейному кодексу, родители несут полную ответственность за своих детей. А вот с 15 лет юный пациент может сам принимать решения относительно своего здоровья. И здесь порой возникают щекотливые ситуации. Например, приходит беременная девочка лет 15-16 и слёзно умоляет не сообщать родителям о том, что она в положении. По сути, медик не имеет права разглашать сведения, связанные с её физическим состоянием, но чувствует себя обязанным всё же поставить в известность будущих бабушку и дедушку о предстоящем пополнении в семье. Беременность в столь юном возрасте требует особо тщательного подхода, так как организм подростка может быть ещё не вполне готов к выполнению детородных функций. Не всегда к тому же несовершеннолетние будущие мамы собираются вынашивать ребёнка. А прерывание беременности вызывает не меньшую угрозу для здоровья девушки, чем роды, скорее, даже большую. Могут возникнуть осложнения, или проявится какая-нибудь реакция на наркоз. Мы всё-таки убеждаем девочку, чтобы она дала согласие доверить сведения о своём здоровье родителям.

– Есть такие родители, которые приучают своих чад к самостоятельности и отпускают их в поликлинику одних. В других городах, бывает, медработники отказывают в приёме пациентам, которым меньше 15 лет, и просят прийти с родителем. Как дела с этим обстоят у нас?

– В основном самостоятельность проявляют подростки 11-14 лет. Бывают и исключительные моменты, когда на пороге кабинета появляется ребёнок лет 8. Он знает своего педиатра, который сопровождает его с рождения. Участковый врач – он же как член семьи. У нас в поликлинике не бывает случаев, чтобы педиатры отправляли таких пациентов домой, не осмотрев, не поговорив, ведь речь может идти об угрозе их здоровью и жизни. Детский врач, принимающий на участке, оказывает первичную медико-санитарную помощь, поэтому не должен ребёнка никуда отпускать без осмотра. Единственное, подросток не всегда способен понять и запомнить всё, что ему скажет взрослый, а также знать ответ на важный для постановки диагноза вопрос. Тогда уже детский врач либо связывается с родителями по телефону, либо пишет им записку, либо просто говорит больному, если ситуация не такая экстренная, прийти в следующий раз со взрослым. Также ребёнок может сам встретить вызванного на дом педиатра, пока родители на работе. Врач, во-первых, как уже было сказано, не может себе позволить не осмотреть маленького пациента, во-вторых, формально он имеет на это полное право, если родители ребёнка подписали информированное добровольное согласие на год вперёд. Когда же речь идёт об обращении больного младше 15 лет к узкому специалисту, то перед каждым приёмом сопровождающий его родитель должен подписывать своё согласие на медицинское вмешательство. Что касается медосмотров школьников в поликлиниках, то для их проведения также требуется дача добровольного информированного согласия законными представителями. Фельдшера школ обязаны предоставить мамам и папам результаты обследования по их обращению.

Помимо информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство, есть ещё лист доверия. В нём указывается ФИО того, кто, по мнению родителя, должен иметь доступ к сведениям о состоянии здоровья ребёнка. Случается, что мама указывает отца ребёнка, хотя это неверно – у него и так по закону есть право получать данную информацию. Поэтому правильным будет записать на эту «должность» какое-либо третье лицо, например, бабушку, дедушку, дядю, тётю. Этот человек может прийти с паспортом и узнать то, что ему необходимо: получить справку или привести маленького пациента на приём. Лист доверия может заменить доверенность, написанная родителем от руки и закреплённая его подписью, при этом заверения у нотариуса не требуется. Но бывают ситуации, когда ребёнка оставляют с родственниками и уезжают за пределы города, он заболевает, а ни одного из вышеперечисленных документов нет. Если состояние малолетнего вызывает опасение, например, у него высокая температура, врач, безусловно, окажет ему помощь.

Напоследок от себя хотелось бы посоветовать: отправляясь на приём с ребёнком в какое бы то ни было медучреждение, будьте готовы, что Вас могут попросить выйти из кабинета. Поэтому приготовьтесь к этому психологически и не забывайте о своих правах.

Нина Шишова

Комментарии

Ваше имя:

Сообщение:

Комментариев пока нет

Поделиться страницей: