Трасса мужественных. Водители «выжимали» из машин всё, что можно

В. Данильченко, шофёр автоучастка №2

(газета «Огни Ангары», 14 марта 1964 г.)

Этот рейс для меня начался ранним утром неожиданным диалогом с диспетчером. «Сегодня пойдёте в Эдучанку. Груз возьмёте на базе, командировочное удостоверение у секретаря», – торопливо говорили мне, выписывая путевой лист. А потом, узнав, что я новичок и на трассу поеду в первый раз, пожелали счастливого пути.

В поездке нас четверо. Виктор и Иван, шофёры с КРАЗов, меняющие братскую прописку на романтику строительства третьей гидростанции Ангарского каскада, МАЗ-200 и я.

Перед рейсом, напитав свою «повозку» всем, чем положено, мы заискивающе похлопали её по тёплому капоту и проникновенно исполнили что-то о надёжном друге и товарище моторе. Подхалимаж означал молитву новичков перед неизвестностью трудного маршрута.

С погрузкой проканителились, и только к полудню, приняв на борт пять с половиной тонн железобетонных блоков, мы покатили по направлению к Кобляково. Кстати, этот пятидесятикилометровый отрезок дороги на Усть-Илим вызывает у водителя этакое радужное оптимистическое отношение к рейсу, которое начинает испаряться к шестидесятому и полностью исчезает на семидесятом километре трассы.

Усть-Илим сегодня – это несколько до зубов механизированных отрядов дорожников, автомобилистов, лэповцев и связистов, как перед боем расставленных на 250-километровом участке от Братска до Невона и отвоёвывающих у дикой тайги каждый квадратный метр очень нужной строителям дороги к створу будущей ГЭС; это невообразимо крутые спуски и подъёмы в таёжном царстве глухих сопок; это, прежде всего, коллектив дружных весёлых людей, «начхавших» на сибирский мороз, глухомань, бездорожье и неустроенность и самоотверженно атакующих безбрежное море тайги и снега.

Последний затяжной подъём, спуск, и через пять часов путешествия мы в Седаново – опорном пункте управления дорожных работ №2, пробивающем дорогу сразу в две стороны – на Братск и в Эдучанку. Здесь же – второй большой (первый в Кобляково) отряд автомобилистов. Несколько двухэтажных общежитий, производственные помещения, магазин. Наскоро обедаем в столовой, и снова в путь – торопимся засветло проскочить один из самых сложных по профилю участков трассы. Сразу за посёлком километров 25 сплошных подъёмов и спусков, неожиданных, просто немыслимых поворотов на крутизне, когда приходится лавировать между деревьями, как заправскому слаломисту.

Быстро темнеет. Включаем фары. В пучках яркого света тайга искрится, переливается снежным убранством елей. Выглядывающая то справа, то слева Луна заинтересованно скачет по сопкам, словно любопытствуя, что это за люди снуют по тайге, не зная покоя ни днём, ни ночью. Приходится частенько разъезжаться с встречными автомобилями или уступать дорогу более маневренным «газикам» и «уральцам». Машин много. Один только второй автоучасток ежесуточно отправляет на трассу до восьмидесяти автомобилей.

Сплошной поток самых разнообразных грузов от продовольствия и постельных принадлежностей до самых сложных металлоконструкций и электростанций идёт на Усть-Илим.

Однако, что это впереди? Несколько автомашин запрудили дорогу, и проехать невозможно. Останавливаемся и идём выяснять причину задержки. Нам повезло. Оказывается, те самые отчаянные ребята, неделю назад вышедшие из Братска целой колонной КРАЗов и тягачей с прицепами, гружёнными многотонными узлами четырёхкубового экскаватора, возвращаются домой после успешного рейса. И теперь остановились перекурить. Усталые, но довольные, они шутят, смеются. За четверо суток этого, можно сказать, беспримерного автопохода они перевезли на 193-й километр трассы почти весь (стрела и ковш отправились несколькими днями позже) 184-тонный экскаватор. В экспедиции участвовало три автотягача и шесть КРАЗов. Шли цугом, по трое: КРАЗ, за ним, на мягкой сцепке, тягач с трейлером и снова гружёный КРАЗ, на спусках гасивший инерцию тяжеловесного поезда. В особо опасных местах кортеж страховали два бульдозера.

Машины, буксуя, метр за метром одолевали крутые подъёмы. От натужного рёва десятка мощных дизелей, казалось, звенела тайга.

Начальник АТУ-2 Игорь Петрович Холоднов, рассказывая про поход, шутит:

– Охотникам на трассе после этого рейса делать нечего. Всё зверьё от такого шума разбежалось.

Да, рейс героический, и эти двенадцать заслужили поклона. Вот они, отважные водители тягачей: М. Доровский, Н. Бойков, А. Пивень и их помощники Н. Косов, Н. Кеталев и И. Шкотов. Водители КРАЗов Вячеслав Степанов, Иван Кричер, Иван Мельник, Николай Карташев, Александр Чернецов и Юрий Котов. Руководили переходом начальник смены т. Андреев и т. Иванов – бригадир слесарей-ремонтников.

Уважительно уступаем дорогу тяжёлым машинам. Перед Эдучанкой 35-40 километров спокойнее. Здесь нет спусков, на которых захватывает дух, когда кажется, что тормоза бессильны, что застывшие намертво колёса автомобиля покатятся, как галоши мальчишки на ледяной дорожке, и машина под тяжестью груза и силы инерции вот-вот влипнет в дерево или свалится под откос. Самому заядлому таксисту с Кавказа трудно представить себе те трюки, на которые порой вынужден идти водитель по трассе, когда он с полной ответственностью за собственную жизнь и груз выжимает из машины всё, что она может дать. Кроме бесстрашия, здесь надо ещё иметь мастерство.

В полночь показались огни Эдучанки. Позади около двухсот километров нелёгкого пути. Ноет спина, ноги, как ватные, очень хочется спать.

Посёлок Эдучанка – место дислокации основных сил автомобилистов и дорожников, последний опорный пункт перед Невоном. А Невон расположен непосредственно вблизи створа будущей плотины – Толстого Мыса, которому суждено войти в историю наравне со своим старшим братом – братским Пурсеем.

В эти дни готовится десант на Невон из нескольких десятков автомобилей и других механизмов. Туда же стремятся доставить четырёхкубовый экскаватор с тем, чтобы с наступлением распутицы, когда прекратится доставка грузов автомашинами, ещё один отряд строителей, не дожидаясь начала навигации на Ангаре, мог развернуть работы на месте будущей гидростанции.

Утром прощаюсь со своими спутниками, пополнившими семью мужественных водителей трассы, хлопочу насчёт разгрузки, готовлю машину в обратный путь.

Заканчивая рассказ об этой поездке, хотелось бы сказать о том, что грандиозный размах строительства, мужество и самоотверженность его участников резко контрастируют с досадными промахами и организационной неразберихой. К примеру, преодолев 200-километровый путь за 11 часов, машина ещё 4 часа простояла в ожидании разгрузки, когда водитель метался по всем углам в поисках крана, мастера, диспетчера.

А ведь, по свидетельству водителей, да и самих дорожников, такая волокита, или примерно такая, бывает почти с каждой машиной, прибывшей из Братска с грузом железобетонных колец, блоков и т. д.

Или вот характерное высказывание начальника автотранспорта на трассе т. Воробьёва в разговоре о темпах строительства дороги:

– Нас держат экскаваторщики, – говорит он. Частые поломки механизмов, низкая трудовая дисциплина механизаторов не позволяют по-настоящему развернуться автомобилистам. Простои же автомашин под экскаваторами не могут не отражаться на общем ходе работ по отсыпке дороги.

Перед дальней дорогой надо подкрепиться. Заходим в столовую. Не стоит много распространяться о важности нормального питания для строителей, оторванных от всего того, что мы называем удобствами. На обед столовая должна открыться в два часа дня. Проходит пять, десять минут. Толпа растёт, наконец, на настойчивые призывы собравшихся работники столовой открывают двери. Солидная тётя что-то ворчит о лишних минутах, «переработанных» перед закрытием столовой, и это десятиминутное опоздание всего лишь «компенсация». Меню бледно и невыразительно. К обеду нам дали хлеб, нарезанный ножом, которым то ли скребли краску, то ли чинили карандаши из набора «Спартак». Во всяком случае, следы на ломтях хлеба и того, и другого восторженных эмоций не вызывают и повышению аппетита не способствуют. Надо думать, что работники Усть-Илимского отделения УРСа Братскгэсстроя, которым положено заботиться о питании строителей Усть-Илимской ГЭС, наведут порядок в Эдучанской столовой.

Можно возразить, дескать, всё это трудности роста, становления. Помилуйте, товарищи! Росли-то ведь здесь, в Братске.

Строительство третьего гиганта на Ангаре, его методы и практика должны впитать всё ценное и лучшее, что было у строителей Братской ГЭС. Об этом достаточно сказано в речах и газетных статьях. «Ошибки не должны повторяться» – вот девиз, с которым строители идут в наступление. И слова не должны расходиться с делом тех товарищей, от которых зависит претворение этого девиза в жизнь.

Комментарии

Ваше имя:

Сообщение:

Комментариев пока нет

Поделиться страницей: