Прогулка без страховки. Что должен знать каждый, отправляясь в лес

Август – самый сезон для сбора грибов и ягод. Говорят, по многим приметам этот год обещает быть очень урожайным. Кто-то уже успел побывать на лесных опушках и запастись грибами, голубицей и черникой. А вот для моей знакомой Дарьи очередная прогулка в лес запомнится надолго. О том, что с ней произошло, я и хочу рассказать в этой статье.

Что должен знать каждый, отправляясь в лес

Последние два года многие из нас, думаю, с нетерпением ждали: ну, когда же без всякой опаски можно будет «отвести душу» и сходить в лес. Ведь не может наш брат без таёжных даров, без варений и солений. К сожалению, с затоплением Богучанской ГЭС в здешних краях произошло немало печальных событий. Многим людям, в основном, дачникам, пришлось пережить настоящие потрясения, страх и ужас, поскольку окрестные леса буквально наводнили «таёжные иммигранты». Жуткие случаи медвежьего нашествия заставляли обходить «зелёную зону» стороной. Конечно, ни о каком сборе лесных даров не могло быть и речи. Рискнуть своей жизнью ради лукошка с грибами обычный человек явно не решится. А вот нынешним летом встречи с опасным хищником фиксируются довольно редко. В газетах об этом не пишут, по телевизору не показывают, «сарафанное радио» помалкивает. А между тем сибиряков по-прежнему манят таёжные края. Да и как тут усидеть на месте, ведь в лесу уже налилась брусника, черника, голубица, подросли грузди и рыжики. «Кладовая» природы созрела – пора собирать! Некоторые уже пробежались по таёжным окрестностям и успели похвастаться неплохим сбором – двадцать литров голубицы за три часа! Рекордная вылазка!

Глядя на других, моя героиня тоже не захотела сидеть сложа руки. Вместе с дедом они сходили в лес, на разведку. А когда убедились, что ягоды было действительно много, непременно решили туда вернуться. Ждать долго не стали. Среди ягодников была жёсткая конкуренция. Не успеешь собрать вовремя – останешься с носом. Поэтому уже на следующий день, на рассвете, захватив с собой пару вёдер, специальные совки да пластиковую бутылку с водой, эти двое отправились в путь.

Интуиция молчала. На душе было как-то спокойно и легко. Несмотря на то, что на часах было около 7 утра, подходя к лесу, Дарья встретила-таки одну конкурентку, которая встала пораньше. Пожилая женщина лет восьмидесяти, с ведром наперевес и с красным шерстяным клубком в руках, обматывала дерево у дороги толстыми нитками. Другой конец клубка она привязала к своей руке и, не торопясь, волоча за собой эту красную дорожку по траве, зашла в лес и тут же исчезла. Со стороны вся эта церемония предосторожности моей героине показалась весьма странной и даже смешной. Да, на какие только уловки люди не идут, чтобы хоть как-то подстраховать себя и не заблудиться. Но, по мнению девушки, всё эти меры были излишними. Лес-то был редким, почти прозрачным, и затеряться в нём просто невозможно. Рядом дорога, дачи, шум от машин. Да и в выходные дни люди в тайге – довольно частые гости. Однако за заветной ягодкой пришлось отойти подальше от всей «цивилизации». Дорога через лес лежала узкая, с оползнями, и чтобы дойти до приметной опушки, пришлось прошагать километра полтора. Потом свернуть на знакомую тропу и, пройдя по ней ещё шагов сто, наконец-то выйти на полянку. Ягод здесь было просто «море», и дачники, увидев всё это пышущее изобилие, даже пожалели, что захватили с собой только два ведра. Сколько времени прошло с тех пор, они точно не знали. Никто даже не заметил, как солнце уже оказалось в зените. Стоял полдень. Собрав по полведра брусники, они не очень-то захотели полупустыми возвращаться домой. Да и время позволяло, до вечерней темноты, как им тогда казалось, было совсем ещё далеко.

Нужно было непременно найти другое ягодное местечко. Если бы только «добытчики» лесных богатств знали, что их ждало дальше, они бы тут же развернулись и, сверкая пятками, устремились к родному дому. Однако люди предпочли побыть на природе. Становилось всё жарче, и поскольку оба находились на солнцепёке, то от зноя постоянно кружилась голова.

Увлечённые сбором ягод, они, минуя лесные завалы и буреломы, смотрели только себе под ноги да на заветные природные дары, забывая при этом хоть изредка оглядываться по сторонам. А зачем смотреть? Только время зря тратить. Ведь они были уверены, что этот лес знают как свои пять пальцев, поскольку не один раз бывали в здешних краях. Но такая самоуверенность их потом и подвела. Когда дачники всё же решили остановиться и оглядеться по сторонам, было уже слишком поздно.

Тут-то и кольнуло у Дарьи в груди нехорошее предчувствие. Девушка поняла, что находятся они в совершенно незнакомом месте. Теперь лес, который недавно казался красивым и знакомым, в одночасье стал враждебным и неприветливым. Вокруг было непривычно тихо, спокойно, только где-то вдали жалобно кричала какая-то птица. Это временное затишье, в общем-то, и стало предвестником начала страданий. Первым делом ягодники попытались понять, как же они попали на эту чёртову поляну.

Они всё ходили от края до края и силились вспомнить, с какой стороны на неё вышли, но в голове, как назло, был сплошной туман, мысли путались, и все усилия что-то вспомнить оказывались напрасными. Зато в памяти предательски стали всплывать жуткие истории пропавших без вести людей. Что заманило их в эту таёжную ловушку? Что с ними случилось? А уж мысли о том, что где-то рядом может оказаться «хозяин» тайги, вообще наводили ужас – не хотелось даже думать об этом. Но нужно же было что-то делать!

Схватившись за сотовый телефон, девушка хотела набрать экстренный номер службы спасения, но мобильник оказался бесполезной игрушкой – села батарейка. Этот вариант к спасению отпал сам собой, оставив людей один на один с проблемой. Дарья уже мысленно представила, что она будет делать дальше, как выживать в этой ситуации. Она никогда и предположить не могла, что подобное может случиться в её жизни. Ни аптечки, ни ножа, ни других необходимых вещей, что советовали брать с собой в лес спасатели, у них не было. Еду они тоже не догадались взять. Не было на них и яркой, заметной одежды. Наоборот, собираясь на промысел, оделись в неприметные, старенькие куртки, которые среди листвы вряд ли кому-то удастся заметить.

Хорошо, хоть что-то было – в арсенале оказалась собранная ягода да несчастная бутылка воды. Да! Ещё были спички. Но разве это было гарантией спасения? Вот тут-то и поднялась волна паники. Хотелось бежать куда глаза глядят, лишь бы выбраться из этой тихой, липкой и страшной западни. Но куда бежать?

Осмотревшись снова по сторонам, девушка понимала, что от её выбора – в какую сторону идти сейчас, – зависит очень многое, возможно, даже их собственные жизни. Понимала она также, что искать их никто не будет, ведь они никого не посвящали в свои планы. Поэтому приходилось рассчитывать только на собственные силы и на интуицию. Но интуиция от страха атрофировалась, а лес был словно заколдован. Казалось, что всё в нём стало одинаковым. Поблизости не было ни одного примечательного дерева, ни коряги, ни камня. Откуда нужно начинать свой путь – непонятно. Точки отсчёта не было. И заблудившиеся, уставшие люди, сутулясь и волоча с собой полные вёдра, бесконечно ходили по кругу. И это непонятное ощущение! Им постоянно казалось, как будто кто-то всё время наблюдает за ними со стороны, смотрит прямо в спину, и от этого неприятного чувства путники никак не могли избавиться. Сам лес был словно лабиринт в лабиринте.

Правда, через какое-то время картинка поменялась. Им стали попадаться жуткие находки и явные признаки присутствия того, кого они боялись больше всего встретить. Примятая полукругом трава, трухлявые растерзанные стволы деревьев и огромные следы – всё это говорило о том, что хищник ходит где-то совсем рядом. Глядя на все эти страшные приметы, старик нервно курил. У деда вконец сдали нервы. Он прекрасно понимал, что он всего лишь старик. Ему семьдесят пять лет. Зрение не то, слышит он плохо, да и ориентируется в тайге только благодаря внучке, и если вдруг случится роковая встреча, то где же ему противостоять медведю. Ни себя, ни Дарью защитить он просто физически не смог бы. Ничего не оставалось делать, как постараться отпугнуть хищника и позвать на помощь. Они бренчали «совками», кричали до хрипоты и пели, пока не пересохло в горле. Всё надеялись, что хоть кто-нибудь услышит, откликнется. Но вокруг не оказалось ни одной живой души. Солнце уже катилось за горизонт, а внучка с дедом, как неприкаянные, всё слонялись и звали на помощь. Но лес стоял сплошною стеной и словно изолировал их от внешнего мира. Было ощущение, что ни криками, ни молитвами – ничем невозможно пробить эту глухую стену.

Два мира были у них для сравнения. Две жизни теперь – до и после. И где же эта находчивая бабушка с клубком? Дарье больше всего на свете хотелось оказаться на месте этой пенсионерки и по ниточке вернуться в свою прошлую жизнь. А между тем солнце скрылось совсем, и тьма постепенно накрывала тайгу. Нужно было устроить ночлег. Днём по лесу передвигаться опасно, а ночью – тем более.

С наступлением сумерек появились новые неприятности. Людей буквально начали поедать огромные рыжие комары и мошкара. Она появилась ниоткуда и была везде. За воротником, в рукавах, в волосах, в глазах и, казалась, хотела слопать их живьём. Весь лес хотел их съесть: от мала до велика – так им мерещилось с перепугу. Нужно было защищаться. В низине оставаться стало просто невозможно: насекомые не давали покоя, и дачники решили забраться повыше, на самый верх ближайшей сопки и переночевать уже там.

Развели костёр. Сказать, что ночь была жуткою, это ничего не сказать. От земли сильно отдавало холодом, пахло сыростью. Пришлось наломать сосновых веток и постелить у костра. В придачу к ознобу, усталости и стрессу, у людей от голода разболелись животы. Какой тут сон, когда вокруг сплошная темень и постоянный страх за свою жизнь. Но больше всего этой ночью особую тревогу вызывал именно ветер. Он шуршал лесной кроной, листвой, словно одним монотонным шумом, и через него невозможно было услышать приближающуюся опасность.

Напрягая весь свой слух и зрение, эти двое, буквально прислушиваясь к каждому шороху и замерев на одном месте, ждали, когда снова наступит чёрная тишина. Опасность чудилась повсюду: она была в каждой коряге, пне, ветке, которые в темноте могли превратиться то в медведя, то в огромный лосиный торс, то в волка. Было жуткое ощущение, что все эти «призраки» в любую минуту могут ожить. И вскоре стало понятно, как в этой новой жизни, среди ночного мрака и лесной глуши, происходит удивительная метаморфоза: обостряется слух, обоняние, зрение, да и сам человек, раскрыв эти новые сверхспособности, поневоле становится сродни зверю. И этот новый враждебный мир имел свои законы, с которыми приходилось считаться. А выживешь ты или нет, зависело только от собственных сил. Другой философии здесь просто не существовало.

Откуда-то издалека доносился лай собак. Было слышно, как по шоссе протяжно гудел и мчался автомобиль. Да, от «цивилизации» дед с внучкой ушли недалеко. Где-то рядом находился их дачный кооператив. Но в то же время совсем рядом, у подножия сопки, в чёрных густых кустах кто-то ломал ветки, а потом раздавалось громкое чавканье. Да, это было именно то, о чём вы подумали. Эти жуткие звуки нагоняли неприятные мысли: если, не дай Бог, кто-то из них угодит в медвежьи лапы, то его будут так же жевать, с наслаждением и расстановкой.

Но вот наступило утро. С востока тихо крался туман и накрывал собой горизонт. Стал накрапывать дождь. Одежда быстро намокла и, став тяжёлой, неприятно прилипала к телу. Из-за холода сидеть на месте было невозможно. Всё тело чесалось так, что хотелось кататься по земле. От ночного костра руки были в смоле и саже. К ним постоянно липли пух и колючки. А от бессонной ночи гудела и болела голова. Но, несмотря на все эти неудобства и мучения, нужно было искать дорогу к людям, к дому.

Всю ночь девушка пыталась понять: как же их так угораздило заблудиться. Она тщетно силилась вспомнить каждый свой шаг, воспроизвести цепочку событий и обнаружить, где же всё-таки случился «сбой». Поднявшись на самую верхушку сопки, она уже с высоты «просканировала» все четыре стороны света. Теперь девушка с усилием пыталась напрячь всё своё внимание и сосредоточиться. Панического клокота в груди уже не было, слепота сошла с глаз, и на смену страху пришло озарение.

Дарье удалось разглядеть внизу, у опушки, знакомое и приметное дерево. Какая ничтожная примета, такая обычная мелочь – кривая ветка, похожая на трезубец Посейдона, стала единственной надеждой, зацепкой, чтобы вырваться из этого кошмара. Не сводя с дерева глаз и ни на шаг не сбиваясь с намеченного курса, люди дошли до приметного знака и сразу вышли на родную тропку. Через сто шагов они уже стояли на дороге, по которой заходили в тайгу. А потом была долгая радость со слезами на глазах.

Как очутились дома, они уже не помнили. Их спасение действительно походило на чудо. Ну, а мне этот счастливый финал напомнил одну поговорку: «Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним». Всё-таки зря девушка тогда высмеяла старушку с клубком, та-то как раз сделала всё правильно, подготовилась к походу в лес основательно и не заблудилась. Чего не скажешь о моей героине. Тайга не терпит слабых и беспечных. Теперь же, собираясь в очередной поход за грибами и ягодами, Дарья всегда будет брать с собой еду, воду, заряжённый мобильник, нож и спички. А уже находясь в лесу, обязательно оставит за собой приметные зацепки или зарубки на деревьях. Уж очень не хочется повторять горький таёжный опыт.

Екатерина Вежливцева, «Вечерний Усть-Илим»

Комментарии

Ваше имя:

Сообщение:

Комментариев пока нет

Поделиться страницей: