К нам едет «Ревизорро» или Как нас обслуживают

Недавно я просмотрела сразу несколько выпусков одной телевизионной программы, которые показались мне довольно интересными и даже поучительными. Передача называется «Ревизорро». Она имеет весьма широкую аудиторию зрителей и смотрится, прямо скажу, на одном дыхании. Многие из наших читателей, возможно, её уже видели на своих экранах и смогли, я думаю, оценить этот телевизионный продукт по достоинству, так как некоторые моменты в данной передаче бывают просто потрясающими. Изложу кратко о «конструкции» программы, чтобы те читатели, которые её ещё не видели, могли понять, о чём там идёт речь и почему она называется «Ревизорро». После того как я проведу небольшой экскурс о ней, разговор перейдёт к жизни нашего городка. Смысл в этом есть, по крайней мере, после моего повествования вы придёте к такому же мнению.

Идея передачи, как и всё гениальное, проста и лаконична. В один из городков России внезапно приезжает ведущая программы Елена Летучая (по всей вероятности, это её телевизионный псевдоним). Девушка она строгая и импульсивная, всегда действует неожиданно и, можно сказать, слёту. Появляется журналистка в каком-нибудь затерянном на просторах страны заштатном городке со своей съёмочной группой, заходит пообедать в какой-нибудь ресторан, устраивается в гостиницу и повсюду вскрывает массу нарушений. Иногда диву даёшься, почему это местные «ревизоры» – различные санитарные инспектирующие органы – до этих «секретных» объектов так ещё и не добрались?

Встречают девушку в заведениях, прямо скажем, в штыки и пускать на свою территорию часто не желают. Видно, много «страшных» тайн хранится за дверями разных питейных и гостевых учреждений! Но смелая ведущая идёт напролом и ни на секунду не отступает от поставленной перед нею задачи. Елена так тщательно проверяет все выбранные ею объекты, что порой за неё становится даже страшно: вот уже несколько раз её съёмочной группе разбивали видеокамеры! И боятся её программы хозяева разных заведений вовсе не напрасно, так как она с помощью видеокамер своих операторов чего только не находит в помещениях, предназначенных для приготовления пищи посетителям. В дорогих и фешенебельных ресторанах она находит на кухонных площадях полчища тараканов, просроченные продукты, из которых гостям потом готовятся разные «изысканные» блюда. Ну, а клиенты этих заведений даже не догадываются, как и в каких условиях всё это было приготовлено. А уж про гостиничные номера и говорить не приходится: практически во всех городах нашей необъятной страны цена за номер не соответствует тому комфорту, который предлагается постояльцам.

В финале каждой передачи ведущая выносит заведению, которое она посетила, свой вердикт. Звучит он так: «Программа "Ревизорро" не рекомендует посещать такое-то заведение в таком-то городе. А потом она вывешивает табличку с названием программы прямо на дверях проверенного ею заведения. Со своими визитами она, кстати, уже побывала в Улан-Удэ и в Иркутске, результаты её поездок были ошеломляющими.

И вот теперь, когда всё рассказано об этой программе, я отправляюсь с такой же миссией на улицы и проспекты нашего города. А почему бы и мне не поиграть в эту хорошую телевизионную игру? Прошу включить всё своё воображение, ведь камеры у меня нет, да и пишу я этот материал для газеты. Хотя я помогу вам всё увидеть через призму моего намётанного глаза.

Отмечу, что кафе и рестораны после просмотра этой передачи я посещать уже не решаюсь – заходить туда теперь как-то боязно. Хотя нет, вспомнила, в одном ресторанчике города я всё же недавно обедала. Салфеток на столике не было, а на нашу просьбу принести их, официантка никак почему-то не отреагировала. Да, а в туалете этого заведения стояло такое амбре, что я выскочила из него, словно ошпаренная. Ну это так, к слову.

Нынче для своей тайной инспекции я выбрала маленькие магазинчики, их очень много в нашем городе. Захожу в небольшой павильон, который находится на окраине. Думаю, его вряд ли посещают всевозможные инспекторы. Здесь продают, как мне кажется, хорошее мясо и свежую рыбу. Выбор этих продуктов представлен во всём разнообразии, но я всё же останавливаю свой взгляд на рыбе. Она сейчас чертовски дорога, хотя осенью во всех морях нашей необъятной Родины вовсю идёт путина – самое активное время для рыболовного промысла. Но, несмотря на активную добычу в этот период, цена на рыбу никак не падает, а если говорить между нами, то она постоянно растёт. Да и цены, видимо, у нас ставятся произвольные, можно сказать, с потолка. Но у меня всё равно не остаётся иного выхода, как отдать предпочтение именно этому продукту (ох уж этот фосфор, обходится он нашим горожанам чрезвычайно дорого!). Кстати, в этом мясо-рыбном отделе довольно чистенько, и лотки с продукцией выглядят очень опрятно, витрины прозрачны и местами даже поблёскивают, но вот что я вдруг заметила. Лоток со свежим куриным фаршем в холодильной витрине не прикрыт пищевой плёнкой, а это серьёзное нарушение. Сделано это, видно, для наглядности, чтобы покупатель видел «первозданность и свежесть фарша». Однако по краям лотка он выглядит уже довольно заветренным (вот же особенность русского языка – такое словцо, которое я могу применить в своей статье, наверное, нет ни в одном языке мира!) и слегка увядшим, словно алая роза, которая от ветхости уже стала ронять свои лепестки. Та телевизионная ведущая, увидев эту печальную картину, тут же поставила бы мясному отделу большой минус, а я только и смогла, что поцокать языком от изумления. Да к тому же у меня за спиной нет охранников, да и камер тоже нет, чтобы отснять эту картинку. Особое внимание столичная журналистка обычно уделяет ложкам в лотках с продукцией. Оказывается, согласно санитарным нормам, такие вещи при хранении просто недопустимы. Но в этот куриный фарш ложка была всё-таки воткнута, а это уже явное нарушение!

Небольшое отступление. Однажды я увидела интервью с французским шеф-поваром известного парижского ресторана. Демонстрируя приготовление какого-то пикантного блюда из национальной кухни, он каждые несколько минут подходил к раковине и споласкивал руки. Журналист спросил его, почему он так часто их моет, ведь они у него совершенно чистые. На этот вопрос шеф-повар ответил примерно так: «При работе с продуктами руки нужно мыть каждые три минуты, а иначе при соприкосновении с сырыми ингредиентами на них будут селиться многочисленные микробы!». Делайте свой вывод, а я вернусь к мясному отделу.

Рассчитывая покупателей, продавец то и дело берёт в руки денежные купюры, а потом опять прикасается руками то к рыбе, то к куриным тушкам. Правда, иногда продавец берёт эти продукты полиэтиленовыми пакетами, но, повторяю, лишь иногда. Наблюдая за ней в течение минут пятнадцати, пока она обслуживала других покупателей, тут же отмечаю, что к раковине, установленной в этом отделе, она при мне ни разу не подошла! Мыла и полотенца я там тоже не увидела, положенного головного убора на её красивой голове также не было. К сожалению, мы привыкли к тому, что обслуживают нас порой очень неэстетично, да что там и говорить, не только неэстетично, но и в полной антисанитарии.

Захожу в соседний отдел и понимаю, что здесь, вот уж истинная правда, царит полная анархия и «санитарный беспредел». Представьте себе стеклянную витрину. Представили? И вот на верхнюю полку этой самой витрины были выложены образцы солёного сала, и лежит оно прямо на стекле. И всё бы ладно, да только вот что меня ужаснуло больше всего: под этими кусками солёного и свежего сала, которое и так-то выглядело не совсем аппетитно, совершенно не было никакой подложки! Иными словами, продукция просто валялась без всякого поддона! Казалось бы, сегодня у нас в продаже есть вполне дешёвые пластиковые тарелки разного калибра, на которых можно было бы уложить всю эту свинину, и тогда уж продавать. Стоит такая посуда сущие копейки, но, видимо, об этом никто даже не задумывается. Спрашивается, предприниматель так наплевательски относится к продаже своего товара, что совсем не следит за ним? Скорее всего, это действительно так, а ещё, он не уважает покупателя. Смотрится этот товар безобразно и желания его купить у меня так и не появилось. Честно скажу, даже не знаю, как при таком отношении к покупателям в этом отделе идут продажи. А уж про то, что витрина здесь вся заляпана жирными пятнами, и говорить нечего. Рядом с прилавком, на разделочном столе, валяется окровавленный нож, грязная доска и какие-то замусоленные посудные тряпки. Не удивлюсь, что если бы всё это мясное «великолепие» снималось на камеру, то весь этот «живописный отдел» давно бы закрыли.

А ведь в Постановлении Совета Министров РФ от 8 октября 1993 года за № 995, раздел №3, в главе «Мясные и молочные продукты, яйца, маргарин, рыбная продукция», в пункте №29, написано очень понятно и лаконично, цитирую:

«Инструменты, применяемые для взвешивания и отпуска продуктов (ножи, вилки, лопаточки и др.) должны ежедневно обрабатываться в соответствии с требованиями санитарных правил и храниться в специально отведённых для этого местах».

Про такие мелочи, я полагаю, работники этого отдела явно давно забыли, а может быть, даже и не знали. Про самого продавца добавить тоже нечего: положенного колпака на ней не было, а фартук на её одежде был явно давно не стиран. Не удивлюсь, что у такого работника и книжки-то санитарной может и не быть, раз всё так запущено на витрине, то выводы здесь напрашиваются неутешительные и в этом вопросе.

Итак, на этих отделах вполне можно повесить табличку: «"Ревизорро" не рекомендует покупать продукцию в этих отделах!».

А я иду по нашему городу дальше. Следующий объект моего внимания – один из крупных супермаркетов. Всё здесь приятно взору, на прилавках блестит и переливается товар, но вот незадача: на одной из стеклянных витрин выложены прямо на разносе творожные сырники! Просто удивительно, почему таких «мелочей» не видят сотрудники разных торговых инспекций? Неужели у них нет профессионального взгляда на такого рода нарушения? Сырники ничем не прикрыты и многие покупатели останавливаются возле них, а некоторые даже слегка обнюхивают. Что тут говорить, аромат ванили тревожит наше обоняние. Я сама видела, как один покупатель придвинулся к ним так близко, что я даже испугалась, что он слегка надкусит зарумяненный бок аппетитного сырника. Чтобы повесить табличку – «Ревизорро» советует или не советует делать покупки в данном магазине – надо бы попасть в недра такого супермаркета, но мне уже явно поздно изображать из себя Анну Чапман, и поэтому я иду дальше.

Захожу на один из городских рынков, покупаю в киоске горячие пирожки. Они так аппетитно пахнут, аромат разносится по всей округе. Весь мой мозг протестует против покупки такой снеди, но желудок работает отдельно от мозга, и я всё же поддаюсь искушению. Покупаю сразу два горячих пирожка и, стоя на холодном ветру, блаженно щурюсь от удовольствия, ем горячую выпечку и запиваю её чаем с сахаром. Через пятнадцать минут у меня начинается жуткий приступ изжоги – это расплата за полученное удовольствие. Когда пирожки жарят на растительном масле, то через некоторый период времени его нужно обновлять. Работники таких вот киосков, видимо экономя масло, заменяют его слишком редко и тем самым наносят здоровью своих покупателей большой вред. При длительном использовании масло начинает выделять слишком много канцерогенных веществ, ну а потом их впитывает обжариваемый продукт, в результате мы получаем приступ изжоги.

Ведущая упомянутой телевизионной программы для контроля масла применяет портативный тестер, который опускает в кастрюлю с маслом, и он тут же выдаёт наличие в нём излишних канцерогенов или отсутствие таковых! Вот бы хотела я увидеть в нашем старом киоске, где готовят румяные пирожки, такой тестер! Данному факту я бы страшно удивилась. Кстати, и работники ресторанов делали большие глаза, когда Елена Летучая вдруг доставала из футляра свой аппарат и делала пробу масла. Результат, как правило, практически всегда был отрицательным. То есть масло очень редко заменялось на новое, так как повару было выгодно его сэкономить. Для предпринимателя это тоже выгодно: чем меньше расходуется продуктов, тем больше прибыль. Такой промышленный тестер стоит чуть больше пяти тысяч рублей, но навряд ли он есть в каком-нибудь ресторане или кафе нашего города, не говоря уже о крохотном киоске, где непонятно, в каких условиях выпекают эти вкуснейшие, но очень вредные для здоровья пирожки. Очень меня удивило ещё и то, что, оказывается, повара должны вести журнал замены масла для жарки! Однако наличие подобного журнала в местных киосках будет, скорее всего, приятным исключением. Возможно, я ошибаюсь, и все наши заведения общественного питания укомплектованы такими тестерами и журналами с контрольными записями.

Моя тайная инспекторская проверка подошла к концу, но даже я, не являясь настоящим ревизором, нашла очень много недочётов в работе наших магазинов, не говоря уж о маленьких павильонах. Представляю, если бы с такой инспекцией приехал реальный ревизор и по-настоящему проверил наши рынки и торговые точки, вот тут бы все сразу всполошились, и забегали, и захлопали глазами. Те же киоски ревизор бы точно закрыл, потому как от одного взгляда на стекло окошечка, из которого подают пирожки, покупателя оторопь берёт. А уж если внутрь заглянуть, то думаю, что там тоже можно обнаружить массу «сюрпризов».

К нам едет ревизор! Да шучу я, шучу, никто пока к нам не едет. Хотя, кто его знает, может, эта ведущая когда-нибудь до нас всё же и доберётся, то-то будет шуму и гаму. А ведь дело за малым: надо бы местным инспекторам добросовестно свою работу хотя бы иногда делать, и всё сразу же станет на свои места.

Наталья Михайлова, «Вечерний Усть-Илим»

Комментарии

Ваше имя:

Сообщение:

Комментариев пока нет

Поделиться страницей: