Солженицын в Усть-Илимске. 1994 год

Анатолий Дубас, мэр города Усть-Илимска с 1992 по 1997 годы

Как-то в середине 1993 года мне, тогда молодому мэру Усть-Илимска, позвонил московский журналист и общественный деятель Юрий Прокофьев и предложил встретиться, чтобы обсудить важный вопрос. Конечно, я согласился. Мы встретились в Москве. Юрий сразу заявил, что информация, с которой он хочет поделиться со мной, пока является секретной. Я дал слово, что сохраню тайну. И московский журналист поведал мне о скором возращении в Россию писателя Александра Исаевича Солженицына. Причём, планировалось, что возвращение писателя станет своеобразной экскурсией по стране, в которой он не был 20 лет. Предполагалось, что Александр Исаевич пересечёт Россию с востока на запад на поезде, чтобы увидеть жизнь новой для него страны, которая за годы его изгнания перестала уже быть Советским Союзом.

Рассказывая о программе поездки, Юрий сказал о намерении Солженицына побывать в Усть-Илимске, городе трех всесоюзных ударных комсомольских строек. И я, как мэр города, должен помочь организовать эту поездку по городу и экскурсию вниз по Ангаре.

Имя Солженицына подействовало на меня магически, я испытывал гордость от того, что писатель приедет в Усть-Илимск, меня распирало желание поделиться этим со всем светом, а было нельзя – я дал слово хранить тайну.

Вскоре Юрий сам прилетел в Усть-Илимск обсудить детали визита писателя. Он был одним из организаторов возвращения Солженицына на Родину. Они были давно знакомы. Юрий делал телесюжеты о жизни Солженицына в Америке. А Усть-Илимск Юрий знал по своей журналистской работе и именно он предложил Александру Исаевичу включить город трех ударных комсомольских строек в программу своей поездки по стране.

Для передвижения по стране семьи Солженицына были арендованы два специальных вагона, в которых когда-то передвигался Леонид Ильич Брежнев. Это были такие бронированные дома на железных колёсах, оборудованные всем необходимым для жизни: душем, кухней, спальнями, связью. Эти вагоны прицепляли к экспрессам, которые шли в нужном направлении, и отцепляли в тех городах по пути следования, где планировалась остановка. В одном вагоне путешествовал сам Александр Исаевич. В другом – ехали журналисты и повар, который, кстати сказать, тоже когда-то работал в брежневской команде. Что касается журналистов, то официальной компанией, которая освещала эту поездку, была английская компания Би-би-си. Съёмочная группа журналистов Би-би-си встретила его во Владивостоке и потом сопровождала до самой Москвы. И, конечно, за передвижением писателя следили журналисты местных СМИ тех городов, где он останавливался.

27 мая 1994 года самолет, на борту которого находился Солженицын с женой и сыном приземлился в аэропорту Магадана. И оттуда началось его путешествие по России.

Мы с Прокофьевым заранее договорились, что в Усть-Илимск мы повезём Солженицына из Братска на машинах, чтобы срезать наш длинный железнодорожный крюк и сэкономить время в пути. Пока он знакомится с городом, пустой поезд самостоятельно проделает этот путь по железной дороге, и потом заберёт всю группу для дальнейшей поездки.

Встречать Солженицына в Братск мы приехали несколькими машинами в сопровождении ГАИ, которое обеспечивал Николай Лысенко. Солженицын приезжал на Братскую станцию Анзёби утром. На перрон пришли мы, устьилимцы, а также руководители Братска, и местные журналисты. Вдруг ко мне подбегает Прокофьев и спрашивает: «Где машины?». Братчане удивились, что гости не намерены знакомиться с их городом, и почему-то обиделись на меня. Хотя я не имел никакого отношения к формированию программы визита. Чтобы сгладить ситуацию, я всё же предложил проехать по Братску. Провели экскурсию по городу, заехали в музей «Братская деревня», где был организован обед.

Потом все пересели в наши машины. В легковых расположились гости. В микроавтобусе поехали журналисты Би-би-си и их конкуренты - журналисты американской компании Эй-би-си. Наш кортеж двинулся в сторону Усть-Илимска. Вдруг, через несколько километров мы заметили, что журналистский микроавтобус остановился. Легковушки тоже встали, и я пошел выяснять, в чем дело. Пока шел до «микрика», из него высыпали журналисты Эй-би-си и стали требовать у меня вызвать для них такси. Видимо, произошел какой-то конфликт между коллегами. Я объяснил, что здесь, никакого такси нет, что на пути между Братском и Усть-Илимском сплошная тайга и всего три маленьких посёлка. С трудом уговорил обе компании продержаться в одном автобусе до Усть-Илимска, а там попросил работать с журналистами Эй-би-си Александра Ивановича Юношева. Сам я сопровождал Солженицына. По пути в Усть-Илимск остановились в Эдучанке. («Эйдучанка» - так написал название посёлка писатель в своих заметках). Солженицын не выпускал из рук ручку и тетрадку. Записывал всё, о чём говорили жители. На встречу пришло несколько десятков человек, общались прямо «на ногах». Говорили о проблемах: о недостроенной школе, о безработице. Писатель больше слушал, чем говорил. Он вникал в жизнь на Родине, его волновало и интересовало буквально все. Александра Исаевича угостили парным молоком и белым хлебом. Позже об этом моменте он напишет в своих заметках: «21 год не пил! Возвращение на Родину!»

18 июня 1994 года. В этот день Солженицын знакомился с Усть-Илимском. «В Усть-Илимске – «социалистическом городе», современные домовые блоки, между ними – перелески, расставлено всё на больших пространствах, ходит трамвай, и, кажется, вредные дымы лесокомбината ветрами относит прочь. Здесь поразило меня, как в глухом сибирском углу теплится интеллигентский круг… В другой день пригласили меня в выставочный зал – вот и картин столько, и как художники усиленно держатся за право творить!» – писал он в своих путевых заметках.

«Заехали еще в городской Краеведческий музей – там еще одна группа интеллигенции. Устроили чаепитие с клюквой и брусникой, и снова теплый разговор – и снова я поддержал их, чем мог». В Краеведческом музее писателя очень заинтересовал «чёрный зал», где расположена этнографическая экспозиция. Его внимание привлекли предметы деревенского быта, детская люлька. Он долго рассматривал их, а потом задумчиво сказал: «Да, все мы родом из деревни…».

Писателя познакомили с лесопромышленным комплексом, свозили на «Высотку».

Солженицын очень хотел прокатиться вниз по Ангаре. Мы организовали эту поездку. Катер выделил лесопромышленный комплекс. Сопровождали еще две КСКи. Шли до Кеуля. По пути ловили хариус. Уху готовил тот самый повар из брежневской команды. Он рассказал, что в уху надо класть только рыбу, специи и лук. Если добавить картошку, то это уже получается не уха, а рыбный суп. Этот кулинарный секрет стал для многих откровением. Солженицын же вообще впервые видел такую рыбу, как хариус. В этой поездке нас сопровождал заместитель генерального директора УИ ЛПК Иван Владимирович Лизура. Он заранее договорился, чтобы в Кеуле на встречу с писателем пришли местные жители. Беседа длилась целый час. Сопровождающие лица даже стали поторапливать, дескать, пора заканчивать, но писатель всё слушал и писал, писал в своей маленькой тетрадке. Кстати, потом, когда уже пришёл в Усть-Илимск его железнодорожный вагон, мы были приглашены туда на ужин. Александр Исаевич совсем немного посидел с нами и ушёл к себе. А я, проходя мимо его купе, увидел, что он сидел за столом и аккуратно переписывал в большую тетрадь все, что написал наспех за день в маленькой.

В Кеуле, конечно, с острой силой поднялся вопрос о Богучанской ГЭС. Солженицын был убеждён в нецелесообразности этой стройки. Водохранилища он называл «гноехранилищами». Говорил о том, что существуют в мире другие технологии получения электроэнергии, без нанесения природе такого колоссального ущёрба. «Во всех встречах много жалоб на порчу Ангары, на то, что достройка Богучанской ГЭС ниже по течению, окончательно погубит реку», – писал он в путевых заметках. Свои соображения по этому поводу он потом выскажет в рассказе «Всё равно».

Состоялась у нас и экскурсия на Усть-Илимскую ГЭС. Сама станция, как гидротехническое сооружение, писателя, конечно, впечатлила. Но чувство огорчения от того, что из-за строительства ГЭС пропадают реки, ещё больше усилилось.

Мы много говорили с ним о местном самоуправлении. Выборные органы местной власти в России интересовали его со времен Земств, введённых реформой 1864 года. Он говорил о том, что Россия состоит из деревень, городов, районов и везде есть свои органы местного самоуправления, которые вполне могут наладить на местах жизнь. Надо только помочь им с финансированием и больше доверять самому народу.

19 июня 1994 года. Солженицын покидал Усть-Илимск. Из всех остановок по пути следования в Москву наша была самой длинной – целых два дня. Его вагоны прицепили к московскому поезду. И мы простились с писателем. Вместе с ним уехали и журналисты Би-би-си. А компания Эй-би-си еще осталась поработать. Американские журналисты зацепились за мои слова, сказанные где-то во время экскурсии, что Усть-Илимск – это «край земли». И стали просить меня показать этот «край». Я стал лихорадочно соображать, что же показать им, и вспомнил про один железнодорожный тупик за ЛПК. Там действительно заканчиваются рельсы, и простирается прекрасный вид на безбрежную тайгу. Туда и свозили американских журналистов. Съёмки длились полтора часа…

Позже, беседуя с Юрием Прокофьевым, я узнал, что Солженицын был очень удовлетворён знакомством с Усть-Илимском. Он совсем не пожалел, что сделал этот большой крюк, заехав в наш город.

А для нас, устьилимцев, этот визит навсегда останется памятной страницей истории нашего города.


Книга «Легенды Усть-Илимска». Глава 2. События в истории родного города.

А. Дубас. Солженицын в Усть-Илимске. 1994 г.

Комментарии

Ваше имя:

Сообщение:

Выберите наибольшее число:

Комментариев пока нет

Поделиться страницей: