«Северные» не отменяют, но осадок остался…

В середине ноября премьер-министр РФ заявил о необходимости аннулирования примерно 20 тысяч правовых актов времен СССР. Тех, которые, по мнению правительства страны, морально устарели и тормозят современную экономику.

В качестве примера был выбран почему-то ГОСТ на приготовление омлета… Чем современному общепиту может повредить упоминание высоты противня и необходимости готовки омлета в духовке, а не на сковороде, не совсем понятно. Это было бы забавным, если бы за курьезом с простеньким блюдом из яиц не скрывалась возможная отмена гораздо более важных документов. Например, гарантий по районным коэффициентам и северным надбавкам. Они также первоначально числились в списке устаревших, вредных и ретроградных норм, введенных «при старом режиме».

Здравый смысл возобладал, но с трудом…

В «корзину» отправлялись нормативные документы, которые касаются централизованного установления обязательных для применения работодателями всех форм собственности районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате за работу в местностях с особыми климатическими условиями: постановление Совета Министров СССР от 10.11.1967 г. №1032; от 09.01.1986 г. №53; постановления Госкомтруда СССР, ВЦСПС от 20.11.1967 г. №512/П-28; от 04.09.1964 г. №380/П-18; от 04.05.1971 г. №174/13; и другие.

При этом до настоящего времени на федеральном уровне не принято иных правовых актов, устанавливающих аналогичные либо повышенные размеры районных коэффициентов и процентной надбавки к заработной плате работников сибирских и дальневосточных организаций.

Безусловно, если работник на монтаже газопровода в тундре в полярную ночь, в буран и при 60-градусном морозе будет получать столько же, сколько дворник в Краснодаре, владелец его предприятия получит гораздо больше прибыли, поскольку будут меньше издержки. Однако найдутся ли желающие работать на таких условиях? Здравый смысл с трудом, но восторжествовал.

Против отмены северных надбавок выступил депутат Государственной Думы от нашей территории Андрей Чернышёв. Он написал письмо, где достаточно дипломатично выражалось мнение парламентария по этому вопросу.

Наиболее остро раскритиковали «просмотренную» отмену северных льгот губернаторы Магаданской области и Югры (Ханты-Мансийского автономного округа), а также крупнейшего субъекта РФ – Якутии. С такими регионами-донорами нельзя не считаться. Потом поднялись профсоюзы.

Надо отметить, что эти же лица принимали участие в обсуждении возможной отмены северных надбавок в 2017 году. Уже тогда министр труда Топилин заявил, что, конечно, эта тема очень чувствительная и менять ничего с районными коэффициентами не надо, но система очень архаичная, и, например, в Москве уровень цен намного выше, чем во многих северных территориях, хотя никаких надбавок и коэффициентов нет.

Тогда поговорили и забыли. А тут появился новый повод для обсуждений.

Так или иначе, действующие льготы и компенсации для жителей районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей будут сохранены. Об этом премьер-министр заявил 3 декабря на расширенном совещании правительства страны по реформе контрольно-надзорной деятельности.

История вопроса

Попробуем разобраться, откуда пошли северные надбавки, что они из себя представляют, для чего нужны, и что будет, если их вдруг все-таки отменят.

Законодательство о льготах для лиц, работающих на Крайнем Севере РСФСР, в своем нынешнем виде появилось в 1932 году. В конце 20-х – начале 30-х годов началось интенсивное освоение Кольского полуострова: разработка Хибинского месторождения апатита, планомерное изучение Мончетундры, строительство гидростанции на реке Ниве, развитие рыбной промышленности, развитие Мурманского тралового флота. При этом одной из задач было обеспечение грандиозных строек кадрами. Низкая степень осёдлости населения края, периодическая сменяемость кадров, большая их текучесть приводили к острой нехватке рабочей силы. Стране нужны были весомые стимулы для притока рабочей силы в активно осваиваемые тогда «севера» – одних административных и даже репрессивных мер было недостаточно, поэтому наиболее эффективными мерами стало введение северных льгот.

Вначале речь шла об оплате проезда на Север привлеченных работников, дополнительных отпусках, обеспечении жильем на месте, сохранении жилой площади за работником в предыдущем месте прописки, половинном подоходном налоге и стипендиях для детей вахтовиков.

С 1932 года ввели процентные надбавки к зарплате. Местным их сразу давали в полном объеме, приезжим повышали постепенно, за каждые полгода работы. Через 10 лет из-за войны основную часть льгот отменили, но повышенную зарплату на Крайнем Севере оставили. А после Победы, в ноябре 1945 года, был утвержден перечень местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, то есть было введено современное районирование, которое позволило получить льготы для Усть-Илимска и даже, к примеру, Череповца, отдельно от их областей в целом, и на эти территории распространялось действие льгот чуть меньших объёмов. Надбавки теперь получали в полном объеме и все. Льготы упорядочили в 1960 году. В 1993 году их утвердили в современном виде. Состоят они из пяти пунктов: районного коэффициента, северной надбавки к зарплате, льгот по отпуску, выходных дней и рабочей недели, гарантий вахтовикам и льгот при назначении пенсии.

Для устьилимцев более важно сохранение именно северной надбавки, т.к. сохранение лишь районного коэффициента приравнивает их к вахтовикам. Проживание на нашей территории и сохранение такого северного «анклава» в тайге, как наш город, без северной надбавки становится для населения невыгодным. С тем же успехом можно жить там, где зреют абрикосы, а сюда приезжать на время поездом-«бичевозом», в качестве нанятого рабочего-временщика. Крупному работодателю и сейчас выгоднее не нанимать рабочего-северянина на месте, а привозить кадры из более южных субъектов или даже из зарубежья, т.к. привозные рабочие руки не имеют гарантий на дополнительные выплаты «по праву рождения» на Севере, а могут их получить только после длительной работы в северных территориях, что при вахтовом методе практически невозможно.

Депопуляция из-за оптимизации

Интересно, что еще в царские времена служивый люд получал в Сибири повышенное жалование. Кроме того, дороже обходились и наемные работники. И это несмотря на общую дешевизну жизни, связанную с доступностью пахотных земель, мяса, рыбы, кож, а в дальнейшем – местного хлеба, коровьего масла и даже железных изделий. Необходимо было доплачивать за пребывание людей в сложных условиях при наличии острого дефицита рабочих рук.

При советской власти грамотная политика по развитию Зауралья привела к тому, что приток населения в Сибирь и на Дальний Восток сохранялся до 80-х годов ХХ века. Это позволило построить много промышленных предприятий, в том числе ориентированных на экспорт, еще во время индустриализации 30-х годов прошлого века. А также во время Великой Отечественной войны перенести основную часть производств в надежный тыл на уже по большей части подготовленные площадки. Ну и в дальнейшем построить те электростанции и комбинаты, которые сейчас кормят всю страну. Пример тому – наша усть-илимская производственная база.

А вот с 90-х годов депопуляция в Сибири составила без малого 5 миллионов человек, что сравнимо с половиной населения Москвы. На Дальнем Востоке недосчитались двух миллионов человек. В целом же по Сибирскому округу в 13 субъектах уровень бедности превышает среднероссийский, а за чертой бедности живет около половины населения округа. Естественно, люди потянулись за лучшей долей в города-миллионники.

В Усть-Илимске отток населения не без основания связывают с закрытием в городе филиалов вузов. Молодежь остается в тех городах, куда уехала учиться. Однако наибольшая численность населения, порядка 114 тысяч человек, была зарегистрирована у нас в 1992 году. А первые вузы – филиалы Иркутского государственного университета и Сибирской академии государственной службы – появились у нас только в 1993 году. Филиалы появились, а население снизилось за год практически на тысячу человек. И с тех пор продолжало неуклонно падать, кроме 2001 и 2003 годов, когда сказалась рождаемость многочисленных «эхо-бумеров». Значит, не только в вузах дело.

Когда работа в нашем районе, приравненном к Крайнему Северу, была экономически выгодна, когда здесь легче было обзавестись жильем для недавно созданной семьи, молодые специалисты ехали после институтов и техникумов именно сюда, а не наоборот. Причем это были не только возвращающиеся дети устьилимцев, но и уроженцы других городов, в том числе миллионников. Волшебный эффект северных зарплат давал о себе знать…

Промежуточный итог

«Северные» не отменили, но осадочек от скандала остался. Причем диссонанс между намерением президента развивать Север, Арктику и спорадическими решениями правительства то отменить, то не отменить «северные» очевиден. Особенно в отсутствие внятной программы экономического развития северных и сибирских территорий, которыми, по Ломоносову, «российское могущество прирастать будет». Столь же очевидно, что могущества правительству хочется, но по оптимизированному варианту. Точка в вопросе не поставлена.

Хочется надеяться, что здравый смысл возобладает. Ведь удержать богатую ресурсами территорию без населения не удавалось еще ни одному государству. Еще в 2003 году была принята Стратегия развития Сибири. К сожалению, она остается во многом чисто декларативным документом. Понять, что Север населяют живые люди, а не абстрактные «трудовые ресурсы», могут только те управленцы во власти, которые заинтересованы в развитии северных и сибирских территорий. Но пока власть только собирается с мыслями, с духом, бизнес, заинтересованный в своем развитии, активно включается в процессы, обеспечивающие будущее, например, Братска и Усть-Илимска.

Яркий пример – Группа «Илим» своими социальными программами возрождает советские практики. Например, гарантии для молодых специалистов – программа «Илим-Старт», целевое обучение именно усть-илимских выпускников с гарантией их возвращения домой, стипендии усть-илимским студентам. В Усть-Илимске только благодаря Группе «Илим» запущен аэропорт. Хотя это прямая обязанность власти, но ее постоянно приходится подталкивать к тем же субсидированным рейсам до Красноярска.

И если бы власть реально, а не декларативно занялась развитием территории, например, решила вопросы транспортной доступности, не ужесточала условия по созданию комфортной среды, активно занималась привлечением врачей, учителей, то Усть-Илимск давно бы вернул себе статус стотысячника, как это и задумывалось при советской власти.

Лев Дяк, Газета Вестник Усть-Илимского ЛПК


Северная надбавка – это устоявшееся на практике выражение, обозначающее процент, на который увеличивается денежное содержание работника в зависимости от стажа трудовой деятельности в регионе. Она может составлять от 30% до 100% заработка в зависимости от конкретной местности деятельности. Только что переехавшим в регион работникам северная надбавка начисляется в размере 10% через полгода деятельности и постепенно увеличивается, на 10% каждые полгода, до максимально установленной в регионе (для молодых людей до 30 лет увеличение идет быстрее).

Районный коэффициент – это показатель, на который увеличивается заработная плата за осуществление трудовой деятельности в условиях Крайнего Севера. Так как соответствующие регионы достаточно большие по площади, показатель может быть разным на территории одного субъекта РФ.

Комментарии

Ваше имя:

Сообщение:

Комментариев пока нет

Поделиться страницей: