Корея и COVID-19: работаем, как бы там ни было

«Сорри, дорогая, теперь работать я буду больше, а получать на 20% меньше», – сообщил недавно мой муж. Новости, конечно, нерадостные, но мы не стали слишком расстраиваться: сейчас в Южной Корее такой расклад – не самый плохой.

Корея и COVID-19

Корея возвращается к обычному ритму, маски здесь – не для галочки

Всего за шесть месяцев пандемии уровень безработицы здесь вырос и вернулся к цифрам 1999 года. Причин много, и одна из них – система отпусков и больничных, при которой заражение коронавирусом грозит не только тяжелейшими осложнениями... Как работают и отдыхают в Корее в трудные времена – в этой статье.

На благо фирмы и страны

Было

Экономика Южной Кореи выросла почти с нуля до более триллиона долларов меньше чем за 50 лет. Это – «Чудо на реке Ханган», его причина – легендарная корейская работоспособность. В 2018 году правительство решило дать людям небольшое послабление и снизило максимальное количество рабочих часов в неделю с 68 до 52. Это 40 часов в будние дни и 12 часов – в выходные. Но корейцы все равно работают больше. Например, мой муж и его коллеги приходят в офис к 7:00, хотя работа начинается в 8 – «готовятся к работе». Еще здесь принято оставаться на переработки и решать деловые вопросы по телефону в личное время. Ужины с коллегами вместо ужина с семьей (с горячительным, конечно) – тоже дело обычное, как правило, пятничное. Сами участники такого ужина были бы и рады уйти домой, но не могут отказать начальству. Безоговорочное уважение старших в корейской культуре – не шутка! Неважно, просит начальник переделать идеальный годовой отчет или напиться с ним, сесть за руль и подвезти до дома – старшим не принято отказывать. Ну и к тому же все это – ради коллектива. Здесь жить работой – это нормально и даже очень хорошо. Многие корейцы говорят, что они – винтики огромного механизма, который работает на благо фирмы. Ну а благо фирмы – это экономика страны.

Отпуск в Корее – дело особое. По трудовому законодательству всем предоставляется 15 дней в год. Отпуск берут не весь сразу, а по одному-два дня в месяц. Если сотрудник непрерывно работает в одной компании более трёх лет, то за каждые два года добавляется еще один день. Максимальный отпуск – не более 25 дней. Нехитрые подсчеты говорят, что на 25 дней отпуска кореец может претендовать только после 23 лет работы в одной компании. Отпуск без содержания тоже существует, но не везде, и это скорее исключение. Да, отгулы и больничные, которые у нас – дело отдельное, входят в те самые 15 дней.

Стало

Очень серьезное и ответственное отношение к работе никуда не делось. Появился страх легко ее потерять: если заразился COVID19, а отпуск уже отгулял – тебе придется совсем туго: выкручивайся, договаривайся, пойдут ли тебе на уступки. Поэтому если раньше корейцы приходили на работу даже с температурой, то сейчас торопятся сначала сдать тест на коронавирус, ведь не дай бог еще и заразить кого-то, можно и под штраф угодить. На прошлой неделе, например, у мужа началась ужасная ангина с температурой. Отрицательный анализ на коронавирус стал огромным облегчением – от отпуска у него осталась всего пара дней. Со спокойной душой супруг взял больничный – на целый день!

Никаких нерабочих оплачиваемых дней в начале пандемии здесь не было. Самые продвинутые компании здесь, как и у нас, ушли на удалёнку. Самая популярная схема – разделить людей на группы и выводить их на работу по сменам, чтобы минимизировать контакты. Кому-то повезло работать из дома постоянно. Нужно сказать, что это все – только о белых воротничках, а их не так много. Большая же часть населения ходит на работу в прежнем режиме, только теперь – крайне осторожно и обязательно в масках.

Но многие все же лишились работы. Кто-то – по болезни, кто-то стал жертвой обстоятельств. Конечно, больше всего пострадала сфера услуг. Массово лишились работы занятые в общепите – закрылись многие рестораны и кафе. Удача улыбнулась только тем, кто работает в службе доставки – их услуги сейчас нужны.

Корея и COVID-19

Продавцы йогурта передвигаются по району на фирменных тележках и предлагают продукцию всем желающим – разумеется, в СИЗах

В крупных компаниях было по разному. Кому-то удалось выстоять без особенных изменений, где-то не обошлось без массовых сокращений. Некоторые служащие (как и мой муж) продолжали работать, но либо с сокращенной зарплатой, либо без зарплаты вообще. В первую волну кое-где возникали протесты из-за невыплат, но протестующие быстро передумали – уж лучше такая работа, чем никакой. На случаи заражения здесь реагируют быстро и сообща: сотрудники сразу оповещают руководство, а руководство действует решительно. Например, 17 сентября Kia Motors закрыла два из восьми заводов: у восьми человек с линии сборки подтвердили COVID-19 и 6000 человек сразу же отправили домой. Предотвратить – проще.

Изменения коснулись и медучреждений. Международные отделения больниц пострадали больше всего – медицинские туристы почти перестали приезжать. Сотрудников международных отделов начали переводить в другие отделения, сокращать, а где-то расформировывать отделения вовсе. Сокращения коснулись и медперсонала. Из-за увольнения врача в одном из филиалов клиники, где я лечусь, мой доктор (не просто практикующий врач-волшебник со множеством регалий, а руководитель и владелец клиники) ведет и своих пациентов, и пациентов уволенного коллеги, причем в разных городах. Теперь работать на двух работах – норма и для владельцев бизнеса.

Чтобы помочь гражданам, корейское правительство предоставило им материальную помощь. Выдавали разные суммы, в зависимости от региона проживания, в среднем – около 150 000 вон на человека (это 9 515 рублей, средняя заработная плата в Республике Корея (РК) – 3 млн вон, около 190 000 рублей). До конца сентября будет направлено еще 6,5 миллиарда долларов на помощь пострадавшим. Если разделить их поровну на население Кореи (51 млн человек), это еще около 140 000 вон каждому (около 9 000 рублей). В этот раз обещают помощь и мультикультурным семьям, где один из супругов – гражданин другой страны.

Корея переживает нелегкие времена, как и все, впрочем. Ясно, что здесь – качели: нестабильность, вливание дополнительных денег, чтобы удержать ситуацию. Сводки корейских новостей оставляют сумбурное впечатление: сообщения о возвращении на уровень безработицы 99-го года чередуются с заголовками о росте акций некоторых корейских компаний. Новости о закрытии заводов, росте цен, урезании зарплат соседствуют с прогнозами Организации экономического сотрудничества и развития о том, что в 2020 году Корея станет одной из первых среди стран Большой двадцатки по росту экономики. При этом 7 из 10 соискателей работы в Корее уже отчаялись найти ее в ближайшем будущем. Хороших заголовков намного меньше... Но какими бы ни были новости, выход один – носить маски, мужаться, вставать в строй и работать по-корейски: для фирмы и страны и в первую очередь – для себя. Когда жизнь снова станет нормальной, то, насколько она будет хороша, зависит от каждого. В этом в Корее не сомневаются.

Корея и COVID-19

Ковид-ковидом, а продукты покупать нужно. И продавец, и покупатель – в масках, безопасность важнее всего

Что сейчас: меры ослабляют, контроль ужесточают

Прошло около двух недель с начала второй коронавирусной волны в РК. Жесткие ограничения сработали: ситуация стабилизируется, страна снова вернулась к мерам 2-го уровня – открылись рестораны и кафе. Закрытыми остались только бассейны – уж слишком велик риск заражения. На улицах снова можно встретить людей, но, конечно, только в масках. Строгие меры помогли снизить количество заболевших: 27 августа был 441 новый случай, а 18 сентября – уже 126. Меры ослабили, а контроль усилили: теперь в каждом заведении на входе вам измерят температуру, запишут ФИО и номер телефона. Маски в ресторанах можно снимать, только когда еду уже принесли. Что ужасает корейцев, так это увеличение неотслеживаемых случаев заражения – уже 26,4%. И при таком-то контроле! Специалисты говорят, что это доказывает опасность вируса, который распространяется намного быстрее, чем предполагалось. Более того, исследования показали, что среди всего населения только у 0,069% есть антитела к COVID-19. Значит в скрытой форме здесь почти не болеют, и предотвратить катастрофу удается только благодаря соблюдению строжайших мер. А система здравоохранения готовится к росту заболеваемости, который может начаться 1 октября во время одного из главных корейских праздников – Чусок (праздник середины осени, аналог праздника урожая). Его принято отмечать всей семьей, поэтому корейцы разъедутся по стране. Власти просят воздержаться от любых поездок в этом году. Поэтому хоть я и вышла с карантина, постараюсь в людные места лишний раз не выходить. И вам не советую!

Галина Фирсова, Газета «Вестник»

Фото автора


Юлия, медицинский куратор многопрофильной больницы GSAM:

– Еще в начале пандемии государство и региональные органы власти выдавали материальную помощь всем гражданам страны, а позже и иностранцам, постоянно проживающим в Корее. В нашем городе, например, от государства получали 1 млн вон (это около 900 долларов на семью из 4-х человек): от провинции Кёнги – по 100 тыс. вон (90 долларов) и от города Гунпо – по 50 тыс. вон (45 долларов) на человека. Кроме этого, выдавали бесплатно медицинские маски. Школы отправляли пайки школьникам, а также купоны (по 50 тыс. вон – 45 долларов) для покупки продуктов. В некоторых организациях были сокращения зарплат, переход на гибкий график, что тоже сказывалось на заработных платах. В самом начале были массовые сокращения, многие фрилансеры потеряли работу, т.е. «перетрясло» Корею точно так же, как и другие страны.

Анастасия, преподаватель:

– Наша семья получила единовременные выплаты по 300 000 вон на человека, включая меня, иностранку. Если работать по прописке – выплаты будут больше, но мы прописаны в одном городе, а живём в другом. Изменений на работе у членов моей семьи не было абсолютно никаких! График такой же, зарплаты такие же, условия работы те же. Единственное – все в масках и с дезинфицирующим средством. Но это правильно, все меры предосторожности я считаю необходимыми. Я жду ребенка, свекру и свекрови уже за 60 лет, в семье есть больной сахарным диабетом. Мы все в зоне риска, и наше здоровье мы должны беречь сами.

Наталия, 20 лет, студентка:

– Подработку в кофейне из-за COVID-19 я потеряла – кофейня закрылась. В другое место устроиться не смогла – даже на действующие предприятия пока новых сотрудников не принимают. Закрылись мои любимые парки и музеи, а после недавнего случая с известной церковью я почти перестала выходить из дома. Страшно, ведь если вдруг я заболею, придется лечиться за свой счет. Странно как-то получилось с выплатами: моя одногруппница-иностранка матпомощь получила, а я – нет. Да и вообще сейчас корейцы относятся к иностранцам настороженно: увеличиваются случаи завоза вируса из-за рубежа, теперь вообще всех иностранцев считают заносчиками болезни. В некоторых заведениях общепита даже висят таблички с надписями – «no foreigners» («не для иностранцев»).

Комментарии

Ваше имя:

Сообщение:

Комментариев пока нет

Поделиться страницей: